<<на главную Статьи на главную>>


Импрессионисты
(Алла Марковская, Запорожье)


Великое видится на расстоянии.
Памяти ЕПБ
(Светлана Гавриленко, Киев)


Путешествие в Индию, 2004г.
(Украина - Индия)


Путешествие в Индию, 2005г.
(Украина - Индия)



ИМПРЕССИОНИСТЫ

Творческий импульс — Божественный дар Человечеству; способность творить — предназначение наше. Как научиться этой магии: проявлять субъективное, облекать в одежды материальные идею, мысль, прообраз? У кого учились Великие Зодчие творить шедевры и Чудеса Света, перед которыми склоняется даже Время? Как постигали законы творчества Великие Художники, Музыканты?

Возможно, именно Законы Мироздания служили основой для всех Великих Творцов Человечества — поэтому бессмертны творения их. Ведь у кого можно «подсмотреть» все этапы воплощения идеи, как не у Природы?

Природа убедила Великих Творцов Человечества в том, что ИДЕЯ первична и проявляется «изнутри наружу», наполняясь КАЧЕСТВОМ, постепенно «обрастает» материей, облекаясь в осязаемую ФОРМУ: будь то взрыв новой звезды, появление Вселенной или рождение Человека — маленького живого комочка с огромной потенциальностью…

Природа дала ощущение СВЕТА — субстанции, из которой мир творится прежде, чем видит его физический глаз. СВЕТ — это вуаль, которая набрасывается на первооснову в процессе творения, придавая эфемерную форму тому, что бесформенно по сути. Это объятое вуалью «нечто» может материализоваться до осязаемых состояний, а может так и остаться СВЕТОМ, который не все видят, но все ощущают. Природа подарила СЕМЬ цветов — семь НОТ, из которых рождается Великая Симфония Проявленного Мира, столь многоцветная в своем звучании. Всего СЕМЬ нот, а разнообразие цветовых вибраций бесконечно…

Природа открыла секреты Гармонии, предлагая следовать по пути Божественных Строителей. Золотое сечение, ряд чисел Фибоначчи — соотношения, по которым выстраивается любая форма: от цветка и раковины моллюска до человеческих тел и планетарных систем. Человеческое существо само по себе тонкий инструмент, чувствительный и отзывчивый. Процесс эволюции совершенствует его долго, очень долго, взращивая в Человеке восприимчивость к ОБЪЕКТИВНОМУ и способность к различению, необходимые для ТВОРЯЩЕГО. Воля к выражению ОБЪЕКТИВНОЙ ЖИЗНИ устремляет Человека вперед, к СОВЕРШЕНСТВУ, цикл за циклом: искать, творить, разрушать, и вновь ИСКАТЬ, ТВОРИТЬ, РАЗРУШАТЬ…

***
Клод Моне 'Впечатление. Восход солнца' (1873) Клод Моне
Впечатление. Восход солнца (1873).

Огюст Ренуар, Клод Моне, Эдгар Дега…. Кто хотя бы невзначай прикасался к теме живописи, не может не знать их имена. И хотя на протяжении своих жизней, где творчество неразрывно сплеталось с существованием, они использовали разные художественные стили и принадлежали к нескольким известным течениям, чаще всего мы называем их ИМПРЕССИОНИСТАМИ. Само название этого стиля в живописи появилось естественным, ненадуманным образом. Его породила картина Моне «Впечатление. Закат солнца».

«Впечатление»  — «impression», и критики, иронично посмеиваясь над стилем и названием картины, сами того не желая, дали имя живому, яркому, динамичному течению — импрессионизму.

Это название еще потому столь удачно, что правдиво говорит нам: «лучше один раз увидеть, чем…». Работы импрессионистов невозможно реально ощутить и пережить, не видя «живые» полотна. Потому что не сюжет картин призван привлечь внимание, не он является основным, нет. Основным и впечатляющим является то дыхание жизни, которое через небольшой прямоугольник холста проникает в ту нашу часть, которую мы знаем как свою лучшую. И если не просто оценивающе СМОТРЕТЬ на картину, а ВИДЕТЬ, чувствовать, позволить ей отождествиться с собой, то начинаешь ощущать тот мир, который восхитил и увлек художника. Ведь истинный художник не пишет картину — он живет тем прекрасным мгновением, которое попытался запечатлеть. Картина рождается, как и все живое, сначала в сердце, затем в разуме, и только потом — на холсте и картоне.

Cобор в Руане (К.Моне) Cобор в Руане
(К.Моне)

Когда ты, стоя чуть поодаль, легко касаешься взором «Полуденного собора в Руане» К. Моне, то вся игра солнечного света, все отражения световых бликов на камне, все торжество и радость полдня придает нечетким очертаниям строения ощущение единого потока, искрящегося желтым, оранжевым, розовым, палевым, лиловым… Когда ты переводишь взгляд на «Собор в Руане вечером», впечатление -impression в единый миг дает тебе ощущение вечерней прохлады, слабого тумана, мягко окутавшего дремлющий собор… Приглушенные тона, быстрые мазки — они уводят от архитектуры, они позволяют почувствовать КАЧЕСТВО.

Именно способность передавать КАЧЕСТВО — основное достижение импрессионизма.

Ван Гог Ван Гог

О том, как работают импрессионисты с ФОРМОЙ, вмещающей качество, я бы и хотела поговорить. Когда я впервые познакомилась с картинами известных художников — представителей этого течения в музее изобразительных искусств им. Пушкина в Москве, меня поразили новизной и своеобразием все они. Коллекция богатейшая — Ван Гог, Гоген, Сислей, Сезанн, Дега, Мане, Писсаро… И у каждого художника ярко выраженная собственная манера письма, особенности технического исполнения, достаточно полно отражающие его способность или неспособность быть «прозрачным», пропуская через себя объективную реальность. Явственно ощущается, что чем менее творец озабочен и загружен какими-то собственными иллюзиями, чем он более внутренне свободен и динамичен, тем больший поток ЖИЗНИ струится через его ТВОРЕНИЯ, тем они гармоничнее и притягательней.

Женщина с фруктом (Поль Гоген) Таитянский цикл Женщина с фруктом
(Поль Гоген) Таитянский цикл

В то время практически ничего не зная о самих авторах, я полагалась только на собственные ощущения. Но эта мысль подтвердилась полностью, когда у меня появилась возможность узнать больше о жизни этих людей. Стало понятным, почему работы Ван Гога производят такое разное воздействие: от мягко и лирически окрашенного до агрессивного и разрушительного  — нестабильной была его жизнь, драматичная и рано оборвавшаяся. И почему картины Поля Гогена иногда столь откровенны в своем раскрытии естественной красоты, а иногда перегружены надуманной философией. Ведь в некоторые периоды жизни он стремился уйти от реальности, окружающей его, искал гармонию в вымышленных мирах, не желал видеть и принимать данность. Но в моменты простого восхищения миром появлялись истинные шедевры, такие как «таитянский цикл», поражающий богатством красок и зрелостью форм.

Но особо хотелось бы выделить творчество троих: Клода Моне, Огюста Ренуара, Анри Матисса. И вот почему: мистерия ФОРМЫ, ЦВЕТА и СВЕТА открылась, когда, рассматривая их картины, я, то совсем близко, почти вплотную подходила к ним, то отдалялась, насколько позволяли размеры зала.

Скалы в Belle-Ile (Клод Моне) Скалы в Belle-Ile
(Клод Моне)

Моне. Объемные мазки, щедро наложенные на холст в самых разных направлениях, вблизи кажутся просто субстанцией — Моне был щедр. С полуметра рельеф на холсте его картин похож на горы и долины, образованные выдавленными из тюбиков масляными красками. Но вот пять, десять, пятнадцать шагов, и …живые волны, нависающие над ними скалы, ветер или штиль! Или — о, чудо! — масса из розового, красного, оранжевого, белого, фиолетового — внезапно превращается в каскады цветущего сада или летнего луга. И охватывает то покой и прохлада, то зной и жара, то морской ветер дразнит и зовет. Как будто, стихии воздуха, земли и воды, подчиняясь воле чародея Моне, воспроизводят иллюзию реальности согласно с планом великого Маэстро. Словно многочисленные сферические волны материи, большие и малые, пересекаясь, сливаясь, сталкиваясь, создают материальный мир «майи». И удивительно, и понятно, как форма и объем субстанции рождают и хранят в своих объятиях идею-качество.


Обнажённая (Ренуар)
Обнажённая
(Ренуар)

Ренуар. Манера абсолютно отлична от Моне, детали портретов тщательно прописаны. Многие интересные работы этого художника могут порадовать нас ощущением праздника жизни в самых обыденных «бытовых» сценах. Для него нет ничего второстепенного в человеческой жизни. Но о двух полотнах Огюста Ренуара могу сказать: они выдали тайну, открыли секрет магических манипуляций с цветом. «Обнаженная» — картина, которая по праву считается «жемчужиной» коллекции музея и в прямом и в переносном значении: ощущение мягкого «жемчужного» свечения тела возникает сразу, как только на нее посмотришь. Абсолютно живая, трехмерная, теплая, излучающая плоть. Как добился мастер этого эффекта? Подойдя ближе, рассматривая «технику» нанесения красок, видишь: полотно гладкое, тщательно растертые мелкие мазки группируются в небольшие области. Но вот что поразительно — при изображении живого тела Ренуар использовал цветовую гамму всей палитры, НЕ СМЕШИВАЯ цветные мазки! Они очень мелкие, но все же каждый цвет сохраняет свою независимость, участвуя при этом в общем процессе создания образа. Тщательно наносил г-н Ренуар крохотные разноцветные мазки, а не тона одного цвета, как обычно! Сколько труда, но результат того стоит!

Парижанки в чёрном (Ренуар) Парижанки в чёрном
(Ренуар)

Другая картина изображает двух молодых парижанок «в черном». «Черное» — шляпки и платья, выглядят весьма реалистично, но совсем они не «черные», они «собраны» из крохотных островков синего, зеленого, желтого, фиолетового, пурпурного, коричневого… Прием тот же — вся палитра, не смешанные дискретные микрообласти всех цветов. Эффект тот же — девушки живые, к одежде можно прикоснуться. У кого же подсмотрел Ренуар подобный прием? Похоже, у Природы. Не она ли, владея семью цветами радуги, рисует небо, землю, море, солнце, нас — и все выглядит так живо и реально…

Зора на террасе (Анри Матисс) Марокканский триптих Зора на террасе
(Анри Матисс) Марокканский триптих

И, наконец, Матисс. Он знаменит, признан, картины известны: «Ирисы», «Красные рыбы» и т.д. Но меня не привлекали его работы. Непонятен был стиль художника, неясны сюжеты; нарочито грубые линии, искаженные формы настораживали. И в зале московского музея мое взаимодействие с его картинами не получалось, внутри возникал протест. Одна из его ранних работ — небольшой натюрморт — абсолютно в стиле голландской школы художников 17 века, но здесь же рядом искаженные человеческие фигуры, ядовитые пятна красок. Как художник, безупречно владеющий техническими приемами академической школы, рисует столь нелепые вещи? Но вдруг взгляд задержался на одной из последних картин художника — «Марокканский триптих» — три достаточно больших полотна, размещенных отдельно от всех остальных.

Музыка (Матисс)
Музыка
(Матисс)
Конфликт исчез, непонимание превратилось в восхищение — путь поиска и мучений художника стал явственно виден. Матисс писал СВЕТ. Живой, струящийся сквозь полотно свет. Три разных СВЕТА в триптихе, три разных качества, которые, являясь одной из самых тонких составляющих материи, существуют еще до формыони ее прообразы. И привычные для нашего глаза формы предметов, человеческие силуэты принимают искаженные очертания более грубой субстанции на фоне тонкой субстанции энергии СВЕТА. Матисс ВИДЕЛ СВЕТ. А кто, скажите, увидев однажды причину, станет экспериментировать со следствием? Кто, поднявшись хоть однажды над землей, пусть случайно, не захочет пробовать взлетать еще и еще….


***
Рыбачьи лодки (Ван Гог)
Рыбачьи лодки
(Ван Гог)

И они пробовали, искали, ошибались, находили. Они творили. Они убеждали нас в том, что процесс творчества начинается только тогда, когда ты готов в привычном и обыденном познавать новое и чудесное. Когда зрение твое направлено внутрь, и ты готов увидеть НЕЗРИМОЕ, слух твой настороже и ты готов воспринять БЕЗМОЛВИЕ, чувства твои обострены и ты готов осязать то, что БЕСФОРМЕННО.

Алла Марковская

<<на главную