<<СТРАННЫЕ ИСТОРИИна главную>>

ИСТОРИЯ СТРАНСТВИЯ
В
МИР БОЖЕСТВЕННОЙ МУЗЫКИ

Жил Человек. Он многое любил... Любил Жизнь, любил созерцать Жизнь, созерцая окружающий мир, любил познавать его. Он любил бывать среди людей, но не меньше любил и одиночество. И удалившись от окружающих, любил предаться размышлениям обо всем, на что бы ни упал его взгляд. Любил творить. И часто его размышления, его познания находили выражение в чем-либо, что он создавал своими руками. Любил путешествовать. Жажда видеть, а то, что видимо — познавать, непрерывно гнала его по Земле. Он очень любил минуты, часы, годы, проведенные в созерцании, размышлении, странствиях и творчестве. В странствия он брал все свое имущество, ведь все, что он имел, умещалось в небольшую котомку за спиной. Люди удивлялись его чудачеству — как можно быть таким бедным и выглядеть таким счастливым? Они подозревали, что Человек все же где-то прячет свое состояние. И лишь Человек знал, что все сокровища мира — ничто по сравнению с тем богатством, что скрывалось в его Сердце. В нем умещалась вся Вселенная, и созерцание Ее делало Человека счастливым...

Великий Музыкант Музыкант
художник В. Машир

Человек не имел особых пристрастий. Он просто любил все в этой Вселенной. И превыше всего Человек любил Музыку... Его можно было назвать знатоком Музыки всех стран и народов, которые он посетил в своих странствиях, и прекрасным музыкантом. Он любил наслаждаться музыкой в исполнении музыкантов как известных и купающихся в лучах славы, так и неизвестных никому. Главное для Человека было, чтобы Музыка проникала в самое сердце.

Однажды Человек предался одному из своих любимых занятий — созерцал в одиночестве рассвет на берегу горной реки, зажатой в своем верхнем русле между двух седовласых исполинов. Вершины исполинов терялись в небесах, и были покрыты серебристыми вытянувшимися с Севера на Юг, сколько видел глаз, облаками. Великаны, как веретено, спиралью наматывали облака на свои вершины. Созерцая жизнь окружающего мира, Человек так слился в единстве с ним, что ни птицы, ни животные, ни насекомые не замечали его присутствия, и он мог видеть все, чем была наполнена их жизнь. Рассвет, пройдя чрез День, незаметно превратился в Закат, а Человек по-прежнему, как зачарованный, созерцал мистерию жизни. И когда последний луч Солнца готов был скрыться за седовласым исполином на Западе, произошло то, чему не было объяснения... Ниоткуда и в тоже время отовсюду зазвучала Музыка. Ничего подобного Человек прежде не слышал. Музыка не просто звучала, она делала все его существо частью самой себя. Он стал одним целым с мелодией Музыки, которая вьющейся лентой пронзала все пространство. То ее ритм сливался с ударами Сердца Человека, с биением миллионов, миллиардов Сердец в каждой его клетке и помогал мелодии-ленте вычерчивать в пространстве стройный узор, то он рассыпался тысячами искр-звуков, которые расцвечивали вычерченный узор и помогали ему разрастись в размерах и заполнить все зримое пространство. Удивляло, как этот океан звуков — а Человеку казалось, что все звуки Вселенной сосредоточились в одночасье в песне мира — может пребывать в такой гармонии. Сколько продолжалось это, Человек сказать не мог. Последний луч Солнца уже растворился за горизонтом, и пространство заполнили тысячи звезд, а Человек неподвижным взглядом все еще пронзал пространство, пытаясь найти источник Музыки… Музыка глубоко вошла в Сердце Человека, и он начинал ее слышать всякий раз, когда сосредотачивался в нем... Все, знавшие Человека, видели, что с ним произошло нечто невероятное. Когда он устремлял свой взгляд в никуда и всюду, счастливые глаза его вспыхивали таким блеском, что в них больно было смотреть. Человек более не мог и не хотел хранить вдруг обрушившееся на него Богатство лишь для себя. Музыка уже более не вмещалась в любящем Сердце его, ибо в ней была сама Беспредельность.

И пустился Человек на поиски музыкантов и инструментов, чтобы Музыка стала доступной не одному, но многим. Длительными были его поиски, но ни музыкантов, ни нужных инструментов он не нашел. И Человек принял решение, что должен сам изготовить нужный инструмент и сам на нем сыграть ту Музыку, что хранилась в Сердце.

И начал он постигать тайну ремесла знаменитых мастеров музыкальных инструментов. А, познав секреты, начал сам делать их. Он сделал их превеликое множество, и о нем уже шла слава, как о величайшем мастере. Многие музыканты играли на его инструментах, но еще больше музыкантов мечтали добыть их. Но Человек по-прежнему не был удовлетворен. Закончив очередной инструмент, он делал попытку воспроизвести на нем звуки той чарующей Музыки, что хранилась в Сердце, и всякий раз чувствовал, что звучит пародия на нее... После очередной такой «неудачи», подарившей миру еще один инструмент, предназначенный радовать Сердца многих, Человек отправился в то место, где он эту Музыку впервые услышал. Оказавшись в знакомом месте, забыв о своих неудачах, он предался своему прежде любимому занятию — созерцанию мира.

И вновь рассвет, пройдя чрез День превратился в Закат. И когда последний Луч Солнца готов был скрыться за седовласым Стражем Запада, Голос Ниоткуда и в тоже время Отовсюду сказал: «Сын мой. Ты многое постиг и многого достиг. И теперь я открою тебе тайну. Только сделав свой инструмент из дерева...,» — и когда Голос произнес название дерева, не голос прозвучал, а тысячи звуков ворвались в мир, и удивляло, как они пребывают в такой гармонии, не нарушая звучащего узора. Здесь были все звуки, известные Человеку и еще больше звуков, неизвестных ему — «Ты сможешь сыграть свою Музыку. Пойди и найди то дерево. Сделай из него свой инструмент, не покидая места, где отыщешь его. Сыграй Музыку, хранящуюся в Сердце, которая есть Песнь Самой Жизни, а затем поступай так, как оно тебе подскажет». И Голос растаял в Бесконечности.

Смятение, разочарование, неудовлетворенность, как по волшебству, исчезли, ибо Человек понял, что его «неудачи» были предопределены — он не нашел нужное дерево, которому уже дал название как «Рождающее Гармонию».

По возвращении домой из этого священного места, Человек сложил в котомку свои немногочисленные пожитки, которые были необходимы в странствиях, инструменты для работы по дереву, простился с близкими ему людьми, ибо не знал, сколько предстоит странствовать, и пустился в Путь. Самое странное в этом путешествии было то, что он не знал, куда идти и где искать «Рождающее Гармонию» дерево. Но Человек верил и даже знал, что как только придет в нужное место, Сердце подскажет, что он нашел то, что искал.

Как долго Человек странствовал по Земле, он не знал. Он утратил чувство времени. И переживал лишь то, что известно как «сейчас». Часы складывали дни, дни месяцы, а месяцы годы. Человек не знал, куда его приведет Сердце завтра. И за время путешествия научился даже не тревожиться о том. В Пути на пищу, одежду и обувь зарабатывал тем, что умел, а умел он много. Каждому городу, каждому селению, которые встречались на его Пути, он давал то, в чем те нуждались: давал здоровье, учил мастерству, учил мудрости жизни.

Однажды он шел много дней, не встречая ни селений, ни одиноких путников и понял, что зашел в очень пустынную местность. И когда уже к вечеру одолел чащу леса и вышел на окраину, его дыхание перехватило от красоты открывшегося пейзажа. Что-то очень знакомое и в тоже время прежде неизвестное было перед ним. С Севера на Юг по дну долины змеей проползала горная река. Она была охраняема с Востока и Запада двумя седовласыми великанами. Река была столь могущественна, что мало кто осмелился бы пересечь ее, не рискуя погибнуть в стремительном потоке. Человек понял, что было знакомого в этой местности. Многое в ней напоминало то место, где он впервые услышал Музыку и где Голос из Ниоткуда открыл ему тайну и побудил отправиться в Путь. Но этот пейзаж был несравненно более величественен и живописен. Так Человеку казалось в эти минуты. У него появилось ощущение, что его путешествие подошло к концу. Солнце в своем движении сделало попытку задержаться на боку у Западного Стража реки и бросило последний луч уходящего дня на одинокое дерево, стоявшее на возвышенности у реки. И вдруг произошло то, что развеяло все сомнения Человека. Луч Солнца, как рука Маэстро Музыканта затронул тысячи незримых струн, натянутых на ствол дерева или пространства, кто знает? Тысячи звуков заполнили Пространство. Они шли из дерева, а может, они шли Ниоткуда и лишь сливались в нем? Передать мистерию звука, цвета, света и ароматов было невозможно, ибо каждый звук отражался множество раз от невидимых препятствий в пространстве, рождал световые и цветовые вспышки, которые вычерчивали свой замысловатый узор, и каждый узор сопровождался своим ароматом. Человек слышал пение птиц, всех птиц, которых он когда-либо встречал, но пели они как по команде одного великого Дирижера; журчание рек и ручьев, грохот волн, тихий низкий стон океана, шорох песков, свист ветров — все было здесь. Ничто не нарушало гармонию звуков Вселенной, и все пребывало в ритме движения жизни, в величии и красоте песни, мелодии незримых музыкантов, игравших на незримых инструментах.

Пейзаж «Нашел!» — только и смог сказать Человек, когда Солнце скрылось за седовласым исполином, и на смену ему на небосвод взошел круглый яркий диск Луны. Когда звуки смолкли, дерево все еще продолжало сиять мягким приглушенным светом. Человек подошел к дереву, нежно дотронулся до него рукой и ощутил мягкое и ласкающее тепло, исходящее от ствола. А затем от могучей кроны беззвучно отломилась огромная ветка и упала прямо к ногам Человека.

Восторг и желание скорее приступить к работе охватили Человека. Но утро вечера мудренее, и Человек здесь же под деревом устроился на ночлег. Утром, когда первый луч Солнца тронул крону дерева, мистерия звука повторилась снова, но это была уже иная мелодия. Когда звуки музыки умолкли, погасли, Человек освободился от чарующего оцепенения и принялся устраивать свое жилище. Он понял, что здесь предстоит прожить немало времени. Невдалеке от дерева он обнаружил одинокую скалу, в которой водой и ветром была создана очень удобная пещера, в ней можно было бы укрыться от непогоды, а также устроится на ночлег. Осмотр пещеры озадачил Человека. В укромном углу он обнаружил несколько разных по виду котомок, заплечных корзин. В каждой поклаже были скромные вещи, принадлежавшие разным людям, пришедшим, судя по виду вещей, из разных мест Земли. Здесь же были сложены и различные инструменты для работ по дереву. В центре пещеры было место очага и котел, в котором можно было приготовить пищу. В другом углу пещеры Человек обнаружил невиданный прежде инструмент для резьбы по дереву. Человек понял все. Это место свершения. Те люди, вещи и инструменты которых он обнаружил, пришли сюда затем же, что и он. И видимо, путь их был не менее труден. Некоторые были здесь задолго до него — об этом ему сказал полуистлевший вид вещей, некоторые покинули это место недавно. Но куда же подевались эти люди и почему они оставили все, с чем пришли? Эти вопросы волновали его, но более всего его волновала предстоящая работа.

Человек сложил в пещере принесенный им инструмент там же, где его сложили те, кто побывал здесь прежде него и с восторгом принялся за работу тем инструментом, что лежал отдельно. При каждом прикосновении инструментом к дереву оно откликалось звуком, и Человек находил правильную линию резания, правильную форму будущего музыкального инструмента по гармоничности звуков, которыми дерево отвечало ему на прикосновения. Казалось, что дерево само ведет руку мастера.

При каждом рассвете и закате Человек погружался в мир чарующих звуков, света, цвета и аромата, никогда не повторявшихся дважды. Они наполняли восторгом, любовью и многими никогда прежде не переживаемыми состояниями и без того полную чашу Сердца Человека. А днем звуки, исходящие от куска дерева, все более приобретающего очертания будущего инструмента, переполняли ее. «Как вместить, как не расплескать то невероятное счастье, что обрушилось на меня», — не раз задавал себе вопрос Человек, и вновь приступал к работе.

И вот настал день, когда и дека и гриф, были закончены, не доставало лишь струн. Человек понял, что самые лучшие струны, которые он прежде встречал, недостойны этого инструмента, так как даже его собственное дыхание откликалось гармоничными звуками инструмента. Он сел у дерева и с надеждой устремил свой взгляд в пространство между седовласыми исполинами, где ниоткуда начинала свой бег река. И вдруг Голос Ниоткуда и Отовсюду изрек: «Ночь даст струны».

Песнь заката была особенно торжественна и богата звуками. На небе зажглись звезды, и вновь уже в двенадцатый раз с момента, как Человек пришел сюда, яркий диск Луны сменил на небосводе Солнце... Все было как прежде — и все же ночь была иной. Впервые с наступлением ночи Музыка не смолкла. Из ночи доносилась очень тихая мелодия, и чем больше Человек вслушивался в нее, тем отчетливее она звучала. И вдруг звезды ожили. Они одна за другой стали срываться с небосвода, и их светящийся след не гас, но застывал в пространстве и становился струной. И вот уже взору Человека предстала небесная арфа. Струны были далеко и близко. Один конец их был в небесах, другой Человек мог взять рукой. Касание к струнам разливалось тысячами звуков...

НебеснаЯ Арфа Всю ночь трудился Человек, выбирая и натягивая струны на свой инструмент. А когда работа была закончена, он уснул таким крепким сном, что ни утренняя мистерия, ни мистерия заката не могли разбудить его. Он проснулся, когда диск луны вновь был на небосводе. Человек взял свой инструмент, заглянул в ноты своего Сердца и с восторгом заиграл Музыку, ради которой, казалось, и жил. Когда музыка стихла, яркий луч света протянулся дорожкой от пространства, где начиналась река к ногам Человека и Голос из Ниоткуда и Отовсюду изрек:

«Сын Мой, ты достиг Цели своего странствия. Теперь тебе предстоит сделать выбор. Ты можешь стать одним из тех Божественных Музыкантов, чью Музыку ты вот уже двенадцать Лун слышишь на Восходе и на Закате Солнца. Ты уже искусно вплетаешь звуки своего инструмента в общий узор Божественной Симфонии и можешь стать одним из нас или взять то, ради чего пришел сюда и вернуться к людям и подарить им Музыку, которая единожды зазвучав в твоем Сердце, лишила тебя покоя. Но помни, только один раз в году твой инструмент будет оживать на Закате, когда звезды будут выстраиваться в узор как сейчас. Во все другие дни твой инструмент будет нем. Только здесь, в этой долине инструмент способен говорить во всякий час. И даже тогда не все смогут слышать твою Музыку. Ее услышат лишь те немногие, чьи Сердца, как и твое, Сын Мой, любят Мир. Решай». «Так тогда в долине я слышал Музыку такого же музыканта?» «Да», — ответил Голос. «Тогда я иду к людям, — после минуты раздумий ответил Человек, — если один Счастливый может сделать счастливым еще кого-нибудь, то как он может лишить их этой возможности?»

После этих слов Человека Пространство наполнилось необъяснимой торжественностью. И Голос из Ниоткуда и Отовсюду с любовью сказал:

«Сын Мой, не каждый из приходивших сюда, смог сделать именно такой выбор. Ступай и сделай счастливыми тех, кто готов. Когда же дождешься в мире людей того, кто, побывав здесь, сделает свой инструмент и вернется дарить миру свою музыку в такую же ночь как эта, приходи сюда и займи свое место в Божественном оркестре. Мое благословенье над тобой!» — и Голос смолк.

Еще долго Человек сидел и смотрел вдаль Пространства на Севере. И лишь утренняя мистерия Восхода вывела его из очарованья ночи. Человек дослушал, досмотрел и вдохнул полной грудью мистерию до конца. Затем собрал свои пожитки, бережно сложил прежде невиданный инструмент там, где его впервые нашел в пещере, низко поклонился этому таинственному месту и ушел без сожаленья. Человек знал, что однажды сюда вернется и уже навсегда.

автор Л.Номеровский

<<СТРАННЫЕ ИСТОРИИна главную>>